15:19 

Дед Мороз. Быть или не быть?

Taichou
Нам можно игнорировать самоубийственные приказы? Почему меня об этом никто не предупредил?
Аффтор: Taichou
Фэндом: Bleach
Название: Дед Мороз. Быть или не быть? Конец.
Жанр: юмор, стеб
Персонажи: Хицугайя Тоширо, Укитаке Джууширо, Ямамото Генрюусай Шигекуни, Куротсучи Маюри, Куротсучи Нему, Мацумото Рангику, Зараки Кенпачи, Кьераку Шунсуй, Сасакибе Чоуджиро, Кусаджиши Ячиру.
Статус: закончен
Дисклеймер: куботайту - куботайтово, мне - мое.
Предупреждение: ООС-ы
Рейтинг: G
Размещение: всяко тырили уже куда угодно, но так или иначе - спрашивайте разрешения, уважаемые
От автора: написано было сие около года назд, но вот чего-то настроение подыграло времени. С наступающим НГ всех, и шобы все ваше стало вашим))

тык

@настроение: пьяныйвсякоенесу

@темы: Фанфики

Комментарии
2009-12-27 в 15:22 

Taichou
Нам можно игнорировать самоубийственные приказы? Почему меня об этом никто не предупредил?
Снегопад накрыл Общество Душ мельтешащей пеленой бешеных снежинок, скрыв всех и вся в белой туманной пелене. Сквозь снег посверкивали кое-где одинокие фонари, когда команда Ямамото-соотайчо спешила к казармам джубантая. На их счастье, во-первых, бежать было недалеко, а во-вторых, навстречу никто не попался. Правда, их изрядно задерживал Зараки, что скользил в своих копытах поистине как корова на льду. Кьераку ныл, что ему холодно, и что надо было накатить перед уходом для сугреву, Укитаке с лицом обреченного на смертную казнь прилежно сюнповал вслед за соотайчо.
Главное здание казарм Десятого Отряда было ярко освещено, но, на удивление, нигде не было караула – ни у ворот, ни у дверей. Ряженые заговорщики притаились снаружи, осторожно осматривая двор. Ямамото был сосредоточен, и спокоен, словно чего-то ожидая.
Маюри прищелкнул зубами – ему тоже было совсем не тепло. Немного поразмыслив, перед уходом он сменил свои лосины и сапоги на зеленые бриджи, полосатые длинные носки и неудобные гайдзинские туфли с пряжками. Теперь холодный декабрьский ветер чувствовался еще сильнее, бросая в лицо пригоршни снежных хлопьев.
- Куротсучи, черт, у меня щас грим потечет, - пожаловался Зараки, но Маюри лишь довольно захихикал:
- Не беспокойся, не потечет, - у Эльфа оказалась на редкость мерзкая улыбка. – Этот грим намертво ложится. Его никакой водой не смыть.
- В смысле?!! – все, кто без масок, то есть все, кроме Сасакибе и Кьераку, - резко повернулись к Маюри. Тот снова расхихикался.
- Восемь часов – срок гарантии. А потом отвалится, как грязь. Сам отсохнет.
- Ты маньяк, - с облегчением выдохнула Баба Яга.
- Я ученый, - самодовольно ухмыльнулся Эльф.
- Молчать! – шепотом рявкнул на них Дед Мороз. – Приготовились!..
Слева в стене главного здания, чья сторона не освещалась, открылся небольшой прямоугольник света. Высокая женская фигура махнула им рукой, приглашая войти.
- Батюшки-светы, - пробормотала Мацумото, разглядывая ряженых гостей. - Это просто… просто…
- Лучше молчи, Рангику, - посоветовал ей Олень. – Лучше молчи…
- Ладно, стоп эмоции, - Дед Мороз прервал их резким жестом. – Мацумото-фукутайчо, все ли готово?
- Так точно, - Рангику поднесла ладонь к виску, не забыв поправить при этом праздничное кимоно. – Место действия подготовлено. Необходимые приготовления проведены. Объект не покидал своей комнаты сегодня. Как и все предыдущие дни…
- Отлично, - Ямамото повел усом, - перед началом операции неплохо было бы на него взглянуть, это возможно?
- Есть!
Тихо-тихо, насколько позволяли каблуки и копыта, гоп-стоп компания проследовала за Рангику по полутемным коридорам к какой-то двери с окошечком посередине.
- Видите, - Мацумото тихонько всхлипнула, - кормлю его через окошко, как в тюрьме. А выходить не хочет…
- Спокуха, мать, - Зараки участливо постучал ее копытом по плечу, - ща мы все уладим.
- Надеюсь, - Рангику вытерла нос, и осторожно приоткрыла окошечко…
…Теплый свет стоящих на полу ламп озарял изрисованные детскими каракулями стены. Повсюду валялись поломанные игрушки, наполовину собранные конструкторы, перевернутые машинки, рогатки, шарики и прочая мальчишечья дребедень. Прямо посреди комнаты лежал кверху толстым пузом большой плюшевый медведь с оторвавшимся глазом. А чуть поодаль сидел джубантай-тайчо, спиной к двери. Старая серая фуфайка сползла с одного плеча, из белых пижамных штанов высовывались босые пятки. Исхудавшая мальчишеская рука возила по полу взад-вперед деревянным паровозиком…
Не в силах выдавить из себя и слова, заговорщики на цыпочках отошли от двери. Когда расстояние между ними и Хицугайей стало безопасным, Ямамото шумно выдохнул:
- Да уж, если бы я знал, что все настолько серьезно, то назначил бы операцию бы на вчера. Вы видели, что натворили, поганцы?
- Видели, - вздохнул мускулистый Зайчик.
- Видели, - качнула головой пепельно-бледная Баба Яга.
- Видели, - прогудел Олень, чьи рога почти касались потолка.
- Бедный Белячок! – Белочка хлюпнула носом, хватаясь за рога Оленя.
- Мацумото-фукутайчо, - приказал Главнокомандующий, - ведите нас в точку дислокации.
- Есть, Ямамото-соотайчо!
… Под потолком висели, радостно сверкая, новогодние гирлянды. Стены, затянутые темно-синим бархатом, поблескивали золотыми и серебряными звездочками, снежинками, фигурками ангелов и елочек. А посреди просторной комнаты сияла свечами огромная зеленая красавица. В зеркальных боках золотистых шаров отразились восхищенные физиономии вошедших. Бело-золотые гирлянды изящными водопадами спускались вниз, и на самой верхушке горела, почти ослепляя, серебряная звезда. Под елкой, в клубах ваты, изображающей снег, прятались яркие коробки, перевязанные ленточками.
- Суго-о-о-о-й! – восторженно выдохнул Укитаке.
- Ага, и пахнет приятно, - Кьераку даже сквозь заячью голову обонял чудесный аромат хвои.
- Офигеть, - одновременно ляпнули Зараки и Куротсучи. Невольно смутились, и принялись сверлить друг друга взглядами, не предвещающими ничего хорошего. Конец перепалке, готовой начаться, положил соотайчо.
- Всем успокоиться и слушать меня, чтоб вас! Действуем согласно плана. Приказываю всем покинуть помещение!
- Какого плана? – успел спросить Укитаке, но был вытолкан прочь вместе со всеми. Мацумото за дверью о чем-то еще перебросилась парой слов с соотайчо, после чего тот присоединился к остальным.
- Ждем, - скомандовал Дед Мороз, и замер, опершись на посох. Снегурочка неподвижной статуей встала рядом с ним, не обращая внимания на ворчание Эльфа, что крутился рядом, постоянно поправляя ее наряд. Кот Ученый, сняв очки и устало вздохнув, сел на корточки у стены. Рядом с ним в той же позе опустились Зайчик и Баба Яга, тоже вздохнув. Синхронно так… Олень, звякнув бубенцами, спустил Белочку с плеча на пол.
- Нэ, нэ, Кен-чан, мы долго будем ждать? – зашептала Ячиру, дергая его за штанину. Тот только хмыкнул.
- Почем мне знать…
- Тише – зашипел Кот. – Кстати, я думаю, что нам лучше не называть друг друга обычными именами… Так что, Олень-тайчо, то есть Олень-сан…
- Идите умываться, Кот Ученый-сан, - вежливо отмахнулся Зараки. Сасакибе зашипел еще громче, взвившись на дыбы:
- Ш-ш-ш-ш-што вы с-с-с-с-сказали!?..
- Цыц, кошатина! – Олень оскалился, но договорить ему не дал Эльф:
- Настраиваемся на рабочий лад, господа. Операция вот-вот начнется. Да, и еще, Зараки, тебе предупреждение – олень не должен ржать, как сивый мерин.
- Ты кого мерином назвал, морда расписная? – зарычал Зараки, занося копыто над головой Маюри…
- Тишина! – все обернулись на женский голос. Зеленые глаза Нему на мгновение сверкнули, и она сделала шаг к закрытой двери, при этом мягко подтолкнув под локоть соотайчо. Тот сонно фыркнул и помотал головой:
- Э? М-м-м… - начал было Главнокомандующий, но все дружно шикнули на него, ибо за дверью послышался голос Мацумото:
- Заходи, заходи, милый… Ну что ты упираешься, тайчо?..
- Я не тайчо! – они с ужасом услышали голос Хицугайи. – Я – Широ-чан! Мама, отпусти, я не хочу сюда идти! Мамочка!..
- Где лед? – со слезами умиления на глазах прошептал Укитаке.
- Где надменность? – Зайчик подергал себя за ухо.
- Хныкает! – Олень так и вытаращился на закрытую дверь. Тем временем в комнате с елкой Мацумото приговаривала:
- Ну ты только посмотри, Широ-чан! Какая красивая елка! Смотри, тут подарки! Интересно, кто их сюда принес? Уж не Дед Мороз ли?..
- Не говори глупостей, мам, - на какое-то мгновение голос мальчишки стал почти прежним, - все знают, что Деда Мороза нет…
- Серьезно? – деланно удивилась Мацумото. Ее голос приближался к спрятавшимся снаружи. – А вот кто у нас тут в гостях!..
Дверь распахнулась снаружи, и Ямамото, глубоко вздохнув, и поудобнее перехватив посох, шагнул в комнату с елкой, Хицугайей и Мацумото…
- Хо, хо, хо, - забаритонил Дед Мороз, - хо, хо, хо… Кто это тут у нас? Что за непослушный мальчик? Хо, хо, хо…
Остальные пестрой гурьбой ввалились внутрь вслед за ним – и замерли. Так же, как и Ямамото, по кругу твердящий свое «хо, хо, хо»…
В огромных бирюзовых глазах, что смотрели на них, плескалось темное море обиды и недоверия. Как, спрашивали они. Откуда? Неужели, читалось в них, неужели все это – взаправду? Я не сплю? Неужели, сказка, действительно… существует?..
Ряженые стояли в оцепенении, чувствуя, что затея трещит по швам с угрозой лопнуть. Нужно было спасать положение – но как???
Внезапно Тоширо сделал робкий шажок вперед. Темные ресницы вспорхнули – раз-два, смахивая невидимую слезинку.
- Хо, хо, хо, - продолжал бубнить растерянный Ямамото. Мальчик сделал еще шажок. Внезапно уголки его рта чуть дрогнули, и поползли вверх… Из бирюзовых глаз стремительно уходило недоверие, выгоняемое безудержным, искрящимся счастьем.
- Здравствуй, Дедушка Мороз, - шмыгнув носом, и, не заботясь о текущих по чумазым щекам ручейках слез, Тоширо вихрем бросился в объятья «Дедушки».
- Я знал, - шептал он, рыдая навзрыд, утираясь бородой соотайчо, - я знал, что ты есть, Дедушка! Никто не верил, но я знал, я знал…
Комнату затопило сыростью. Всхлипывали все, даже суровый Зараки и бессердечный Куротсучи (у него же сердце дома, на полочке, в баночке с формалинчиком). Нему роняла по слезинке с интервалом в две секунды. Укитаке в который раз возблагодарил гений Маюри, который создал не растекающийся грим. Сасакибе и Кьераку проревели свои маски насквозь, хоть выжимай. В конце концов соотайчо, шумно шмыгнув носом, нарушил мерную череду всхлипываний. Хицугайя запрокинул на него сияющую мордашку.
- Здравствуй, Дедушка Мороз – борода седая! Ты подарки мне принес, Широ Хицугайе?
- Э? – Дед Мороз на мгновенье отвесил челюсть, но тут же справился с собой. – Хо, хо, хо, прости, что? Дедушка не расслышал…
- Я же писал тебе письмо! Ты принес мне подарки? – мальчуган сиял, как новенькая йена.
- Э… До-о-о-о, хо, хо, хо, - запыхтел Ямамото, стаскивая с плеча мешок. - Вот, смотри, это все тебе, Широ-чан. Но сперва – стишок!
- Сейчас! Сейчас, Дедушка! – малыш молнией вылетел из комнаты, и через секунду вернулся с двумя стульями – побольше и поменьше. – Садись, Дедушка, - он усадил ошалевшего Главнокомандующего на то, что побольше, а сам встал на маленький. – Стишок!

2009-12-27 в 15:23 

Taichou
Нам можно игнорировать самоубийственные приказы? Почему меня об этом никто не предупредил?
- Кашель, сопли и платок –
Укитаке занемог.
И к нему идут гурьбою
Все фанатики запоя.
Во главе идут Кьераку,
И Кенпачи, и Иккаку,
А за ними – Мацумото,
Что забила на работу.
И плетутся вслед за ней
Юмичика и Сюхей.
Им бежит вдогонку Кира –
Лучше с ними, нежли с Ибой.
И Маюри к ним на пир
Мчится, прихвативши спирт.
Вот они пришли, расселись,
И нажрались, и разделись –
В карты начали играть.
К Укитаке под кровать
Запихнули Абарая –
«Карты палит и мешает!»
Пили водку, пили спирт,
Пили за Готэй, за мир,
Пили за луну, за солнце,
За чудесный свет в оконце,
- за тринадцатую зарплату,
- за лопату из стройбата,
- за прекрасных дам,
- за прекрасных «не-дам»,
- за здоровье, за успех,
Пили за пришедших всех…
Пили много в этот вечер,
Только Джууширо не легче –
Он с термометром под мышкой
Отчего-то выпил лишку,
И с похмельной головой
Под столом – едва живой.
А мораль здесь такова –
Повод есть? Их будет два!

- Всех смешал, гаденыш, - прошипел Зараки висячее заячье ухо. Тот обалдело помотал головой и приглушенно зааплодировал мягкими лапами вслед за Дедом Морозом. Ямамото, мысленно возблагодаривший всех богов за то, что юный поэт (никто не сомневался, что сие стихотворение придумал лично Тоширо) не впихнул и его в свой опус, добродушно заухмылялся в усы.
- Молодец, Тоширо, - его баритон отчего-то предательски дрогнул, будто от случайно вырвавшегося смешка, - держи свои подарки. Молодец, хо, хо, хо, ха-ха-ха-ха-ха-ха!..
Дед поспешно зажал себе рот рукой в варежке, но Хицугайя совершенно не обратил на него внимания. Он рылся в мешке с подарками, забравшись туда по пояс.
- Дедушка! – взвился из мешка белых хохолок, - а где же мой новый PSP? А новый заводной паровозик? – в голосе мальчишки звучала обида. – А это что такое? – он вытянул из мешка нечто длинное, напоминающее женское оби.
- Это маме-ня, - положение спас Кот Ученый, выступив вперед. – С Новым Годом, ня, Широ-чан-ня!
- Ух ты, котик! - возрадовался Хицугайя, и, позабыв о подарках, кинулся к Коту. – Котик, а ты что за котик?
- Я – Кот Ученый-ня, - Сасакибе чопорно поклонился. Ямамото вышел таки из ступора, и слегка подтолкнул замершую Снегурочку.
- Широ-чан, со мной тебя поздравить, хо, хо, хо, пришли мои верные помощники, и, в первую очередь, моя внучка – Снегурочка, хо, хо, хо!..
- Здравствуй, Широ-чан, с Новым Годом, - безжизненным голосом произнесла снегурочка, но Тоширо совершенно не заметил ее тона.
- Ух ты! Снегурочка! Какая красивая! – завопил он, в восхищении глядя на джунибантай-фукутайчо. Белочка, доселе сидевшая на плече Оленя, решила, что ей тоже пора вступить в игру.
- С Новым Годом, Белячок! – она рыжей молнией кинулась на шею опешившему мальчишке. – Кьё, кьё, поиграем?
Тот во все глаза пялился на это рыжее воплощение кавая, и, не в силах что-то сказать, только кивнул.
- Догоняй, Белячок! Кьё! – Белочка так и заскакала на одной ножке по комнате. Хицугайя, издав победный вопль, последовал ее примеру…
- Сасакибе, тьфу ты, Кот Ученый, это как понимать? – прошипел Ямамото сквозь зубы, кивая на все еще торчащий из мешка злосчастный пояс-оби. – Я же сказал тебе, подбери подарки для ребенка!
- Ну я и подобрал, - оправдывался Кот, - я прошелся по отрядам, сказав всем, что собираю гуманитарную помощь несчастным детишкам Руконгая… там чайник где-то на дне валяется, я еще подумал, вдруг он нам пригодится, но потом оставил… И еще там были утюг и рисоварка…
- Скотина! У меня же радикулит! А я такие тяжести таскаю! – выругался соотайчо. – Зачем дитю рисоварка?
- А нахрена козе баян? – ни к кому не обращаясь, как бы «в сторону», зачем-то ляпнул Зараки.
- Вот и так считаю, - заключил Главнокомандующий.
Тем временем детишки, навопившись и наскакавшись, захотели пить и кушать, и Мацумото с готовностью ринулась за соком и печенюшками. Зайчик дернулся было предложить ей принести чего-нибудь «такого-эдакого», но Баба Яга, вцепившись ему в хвост, оттащила его назад.
- Никакого алкоголя! – бешено сверкнула глазами старуха. – Или я за себя не отвечаю!
- Ладно, ладно, - замахал лапами Зайка, – подумаешь… Только больше так не дергай, а то я хвоста лишусь…
- Широ-чан, хо, хо, хо, - воззвал к Хицугайе Дед Мороз, - а вот познакомься с моей свитой! Это – чудесный волшебник, мой замечательный помощник – Рождественский Эльф, хо, хо, хо! Это он и еще шестеро его братьев помогают мне готовить подарки для детишек со всего света, хо, хо, хо!..
Маюри, пытаясь улыбаться как можно более ласково, наклонился к Хицугайе, который, впрочем, весьма насторожено разглядывал его.
- Дедушка, - малыш повернулся к Ямамото, - а он всегда так улыбается?
- Что? Э… Да… То есть нет, он просто плохо перенес перелет, мы попали в такую метель… хо, хо, хо…
- Вы прилетели? На оленях, да, Дедушка? – мальчишкины глаза вновь засверкали.
- Э… хо, хо, хо… Да, вот один из них, хо, хо, хо, - соотайчо кивнул на Зараки. Мальчуган, затаив дыхание, приблизился к неподвижно стоящему Оленю.
- Вы… Олень? - поборов робость, таки спросил Тоширо.
- Да! Я – Северный Олень! – рявкнул Кенпачи во всю мощь своего хриплого баритона.
- Северный Олень? – не веря своим глазам, шепотом переспросил мальчик.
- Да! Северный Олень!
Хицугайя обошел Зараки несколькими кругами, и, наконец остановившись перед ним, восторженно выдохнул:
- Так вот ты какой, Северный Олень!..
К мальчику осторожно подошли, прячась друг за друга, Баба Яга и Зайчик.
- С Ноым Гоом… С Новым Годом… - вразнобой забубнили они, - расти большой… красивый… трезвый… умный… трезвый… хороший… трезвый… милый…
Тоширо только повел плечом, засмеявшись.
- Вы такие смешные! Мама! – крикнул он Мацумото, вошедшей с подносом, - мамочка, включи пожалуйста, музыку!
- А? – поднос рухнул на пол, жалобно звякнув осколками чашек. Лейтенант Десятого Отряда, за последние дни, конечно, подпривыкла к закидонам своего тайчо, но вот чтоб так сразу, без подготовки… Простим ее, ибо любого можно застать врасплох.
- Сейчас, дорогой, - сдавленно пробормотала она, стоя на коленях и собирая осколки. Но тут вмешался Рождественский Эльф:
- Милый Широ-чан! – проскрипел он, - ничего сложного! Просто дерни меня за палец, - перед мальчишкой простерлась ладонью вверх смуглая длань с синими ногтями.
- За этот? – недоверчиво глянул на него малыш, взявшись за длинный ноготь на среднем пальце.
- Ага, - Эльф прикрыл глаза, опять улыбнувшись. Хицугайя пожал плечами и дернул…
«Бубенцы, бубенцы, бубенцы звенят…» - зазвучало откуда-то с потолка, а Маюри, шипя и держась за наполовину оторванный ноготь, тихо ругался нехорошими словами. Метнув на Кенпачи яростный взгляд, он процедил:
- Уважаемый Олень-сан, а почему бы вам не спеть песенку? Про бубенцы…
- Да, давай, давай, Олень-чан! – Белочка не забыла о правилах конспирации, и теперь вместе с Хицугайей скакала вокруг взбешенного Оленя. Тот отбил подачу Маюри, ответив ему примерно таким же взглядом:
- Да нет проблем! Честное оленье! Но тогда пускай уважаемый Рождественский Эльф-сан нам щас станцует!..
- Ха! Легко! – пол задрожал под каблуками Эльфа, отбивавшего чечетку пополам с джигой. Зеленый колпачок слетел с синих волос, ноги в полосатых чулках так и мелькали, а после того, как он несколько раз прошелся колесом, все начали отбивать такт, хлопая в ладоши. И никто не удивился, когда к музыке с потолка примешался хриплый голос Оленя:
- Бубенцы, бубенцы, бубенцы звеня-а-а-ат!..
Полным ходом лилось веселье, под громкую музыку и счастливый детский смех. Самые идиотские идеи воспринимались на ура. К примеру, когда Хицугайя подлез к Зараки с просьбой «Поката-а-ай меня, Большой Северный Олень!..», тот не стал артачиться, а, опустившись на четвереньки, честно откатал его двадцать кругов по комнате бешеным галопом, а потом еще столько же – его и Белочку, вместе. Детвора умирала от счастья, Мацумото вспугнутой кошкой металась за соком и печеньками, а уже ближе к полуночи все собравшиеся стали водить хоровод вокруг елки и распевать… ну, конечно же, «В лесу родилась елочка»! Зайчик, Эльф, Кот и Баба Яга устроили чехарду… Хицугайя, встрепанный, раскрасневшийся, счастливый, с намотанной на шею толстой серебристой мишурёвиной, сегодня бы самым, самым, самым счастливым ребенком во всех трех мирах…
Взрослые с умилением смотрели на взявшихся за руки и кружащихся в танце детей, и почему-то каждому в тот момент в голову пришла одна и та же мысль.
- Да… - выдохнул Зайчик…
- Все-таки… - сентиментально подхватила Баба Яга…
- Это здорово, - Олень немного сорвал голос, и потому сипел, но все равно сипение его было очень довольным.
- Исполнять желания, - заключил Дед Мороз.
- Ямамото-соотайчо, ой, то есть, Дед Мороз-сама, - наклонился к уху Деда Сасакибе, - а вы думаете, наш план сработает? Хицугайя вернется в строй?
- Не знаю, - Дед благодушно пожал плечами.
- И, даже если он вернется… Впавший в детство капитан… Вам не кажется, - шепот лейтенант стал еще тише, - что нам из такой породы вполне хватает Зараки-тайчо?
- Не знаю, - повторил Ямамото. – Да даже если и так, то что с того? Хотел бы я стать таким же счастливым, как малыш, - он кивнул на Хицугайю, что с радостным визгом гонялся за Бабой Ягой, сидя на закорках у Зайчика. – Хотя бы на мгновение – таким же счастливым. Знаешь, - он взглянул на Кота, - один гайдзинский сенсей однажды сказал так: «Истинно говорю вам – будьте как дети».

2009-12-27 в 15:23 

Taichou
Нам можно игнорировать самоубийственные приказы? Почему меня об этом никто не предупредил?
***
Ну, вот так все и закончилось. На следующий день набегавшийся и уставший накануне Хицугайя проснулся таким же, как обычно – упоительно желчным, саркастичным, ледяным и ворчливым. Из его памяти волшебным образом стерлись события последних дней. С подарками Деда Мороза Мацумото распорядилась по своему – что-то отдала в Руконгай, что-то (вроде губной помады и рисоварки) захапала себе. Четверка капитанов несколько недель избегала встречаться друг с другом взглядами. Маюри и Зараки однажды устроили-таки небольшую потасовку. Свидетели утверждали, что зачинщиком выступил капитан Куротсучи, причем слово «олень» он произнес не меньше пяти раз, пока еще мог говорить нормально, а не шепелявить…
Сасакибе покончил с вязанием и переключился на приготовление классического английского чая. Ямамото теперь только и знал, что подписывать счета на ремонт казарм и тихонько вздыхать о тех временах, когда его лейтенант мирно сидел в уголке с клубком и спицами…
Укитаке и Кьераку по окончанию операции надрались в зюзю и торжественно поклялись больше никогда не обижать маленьких. В разгар пьянки к ним заглянула Ячиру, и тоже поклялась. За компанию.
Что касается Нему, то неизвестно, что и как она думала о прошедшей операции. Ведь ее просто не спрашивали… А зря ;)

Комментирование для вас недоступно.
Для того, чтобы получить возможность комментировать, авторизуйтесь:
 
РегистрацияЗабыли пароль?

Магазинчик, где...

главная